Previous Entry Share Next Entry
Выйти из зоны комфорта
bewilder_you
Я решила выйти из зоны комфорта и в тридцать лет стать на коньки.
Площадкой для старта выбрала Парк Горького, сопровождающим назначила девятилетнего сына.
Уже то, что я при своем образе жизни прилично оделась, накрасилась и уехала дальше, чем на две станции метро от дома, подарило чувство новизны и открытий. А когда на входе в парк мы вошли в прекрасные разноцветные арочные коридоры, увитые лампочками, я впала в мечтательность и ощутила, как расползаются границы моей реальности и расширяются горизонты. Получится ли сегодня положить начало чему-то увлекательному и изменить жизнь? Получится ли?
Я продолжала задаваться этим вопросом пока мы стояли в очередь за билетами, и даже обнадежила себя неуверенным утвердительным ответом, когда заметила, что в прейскуранте значатся услуги инструктора. Однако милая тетечка в окошке извинилась и сообщила, что в связи с многочисленностью посетителей-новичков, свободных преподавателей нет. В этот момент моя новая вера в теорию «Расширения реальности» сильно пошатнулась. Сын, который, и в обычных ситуациях не прочь лишний раз надо мной поглумиться, здесь прямо-таки засветился "лучиками добра" и потёр свои пухлые ручки в предвкушении нелепых поз и позорных падений в моём исполнении.
Получили коньки. Заточили коньки. Переобулись в коньки. Дошкандыбали на коньках до льда. Одни коньки резво скакнули, понеслись и потерялись в толпе, а другие коньки неуверенно шевельнулись и по одному осторожно опустились на ледовое полотно, после чего застыли минут на пять, отягощенные мной - очумевшей от юркости и витиеватости движений опять же коньков – чужих коньков. Так! Нет, надо перестать смотреть на гребаные коньки, надо посмотреть на людей и на то, как они себя ведут, как они справляются с неустойчивостью.
Основная масса первоклассно вертится, пятится лунной походкой, романтично проплывает, агрессивно подрезает, виртуозно огибает неумелое меньшинство. Опыт на лицо. Необходимо понять, как этот опыт нарастить и с чего начать.
Взять контроль над дрожащими коленками, расслабиться, семенить вдоль заборчика, убеждая собственные конечности и вестибулярный аппарат, что скольжение – такой же обычный способ передвижения, как ходьба.
«Как на роликах, как на роликах, как на роликах» - проплыла мимо девушка, покачиваясь и нашептывая свою действенную мантру. Мне такой совет не поможет, поскольку на роликах я тоже в жизни не стояла. Девушка с горем пополам удалилась, и я стала искать других подсказок из практики собратьев по отсутствию опыта.
Неконтролируемо проносится мужик на недвижимых ногах. Скорость приличная, значит, кто-то его ускорил. Так и есть, сзади него женщина - что-то активно объясняет. У мужика паника в глазах, гнев на лице и он кричит: «Да пошла ты в жопу!», но женщина не сдается и, прощая ему некорректное обращение, продолжает давать безуспешные советы.
Минуты через две на горизонте появляется другая пара, но роли в ней распределены наоборот. На этот раз ужас торжествует в глазах женщины, как будто перед ней не каток, а обрыв с водопадом. Она мертвой хваткой вцепилась в партнера, видно заранее смирившись с неизбежностью падения, но твердо решив, что испытает это не в одиночестве. Мужик продолжает двигается вперед, но постепенно заражаясь от партнерши кошмаром, начинает балансировать на грани предполагаемой пропасти. На лице проступает бледность, по инерции он совершает нужные движения и тащит благоверную, судя по всему, совершенно о ней забыв. Только одна мысль, кажется, владеет им сейчас – выбраться с катка целым и невредимым. Подобная ситуация, наверное, когда-то и послужила возникновению фразы: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих».
Мне бы развить эту гипотезу и найти дополнительные подтверждения оной, сидя со стаканом теплого латте на устойчивой лавке стеклянного кафе неподалеку. Но кто-то сейчас занимает там моё место и надрывает животик от смеха, расплескивая замечательный кофейный напиток, пока я по нелепой случайности, исполняю роль клоуна или мима. Не знаю, на кого я больше похожа в экране той манящей и недостижимой прозрачной стены.
Я продолжаю семенить, пробуксовывать, падать и удерживаться за забор уже отбитыми локтями. Я перестала задумываться, зачем мне это нужно, перестала смотреть по сторонам. Просто отправляю одну ногу влево, а другую практически сразу - вправо, тут же подтягивая первую, и так по кругу. Стараюсь не нарушать порядок действий, нашептываю себе какой-то маниакальной интонацией: вправо, влево, вправо, влево и одновременно отбиваю ритм по ограде. Рука служит метрономом и каждые три секунды падает, вцепляясь в следующую по маршруту точку опоры.
Так продолжается несколько минут. Кажется я поняла принцип и стала уверенно преодолевать метров по пять без сбоев. Я радуюсь и горжусь собой, но совершенно некстати встречаюсь с взглядом, выражающим моё же еще полчаса назад растерянное состояние. Встретились два несчастья…Кто же кого пропустит? Тут вопрос не в принципах, а в сноровке, смелости и порядочности. Я за считанные секунды задаю себе задачку и нахожу логическое решение.
Девушка двигается от раздевалки, а я уже возвращаюсь к исходной точке от конца дорожки. Следовательно - я на льду нахожусь дольше, относительно неё я сильнее и опытнее, значит, взять на себя ответственность и каким-то образом уступить ей дорогу должна тоже я. Осторожно отпускаю забор, небольшими прерывистыми движениями подтягиваю к себе правую ногу, освобождая сантиметров двадцать между собой и оградой.
Она благодарна, она в долгу и потому старается поскорее пересечь сантиметры, которые грозят мне физическими увечьями. А устоять сложно, ведь мизансцена не камерная, основная масса все так же первоклассно вертится, пятится лунной походкой, романтично проплывает, агрессивно подрезает, виртуозно огибает неумелое меньшинство в моем лице. От их мельтешения в глазах круги, а из-за резких рассечений воздуха возрастает амплитуда движений моих раскинутых по сторонам рук. Сейчас… Немного наклониться, достать кончиками пальцев деревянную рейку, подтянуть себя, осторожно, потихонечку, уже, почти, еще пару миллиметров…
О, Боже, я еду! Я едУ! Я еДУ! Я ЕДУ! Виталик, зараза, аааааа!!!! Я ЕДУУУУУУУУ!!!!
Это сын, успев освоить каток по всем имеющимся на нем дорожкам, совершенно не вовремя решил ко мне присоединиться и подтолкнул вперед со спины. Я вспомнила мужика, который в похожей ситуации послал свое сопровождение в жопу, но поняла, что не могу выплеснуть свои эмоции подобным образом. Так я и ехала на окаменевших ногах, провозглашая на весь парк культуры и отдыха, что Я ЕДУ, пока не стала замедляться и не остановилась окончательно. Изловчившись и подскочив к ставшему уже родным забору, я обернулась, готовая употребить его в качестве орудия самозащиты и воспитания глупого отпрыска. Но он – зараза, предусмотрительно отстал и теперь заливался метрах в двух безмятежным звонким хохотом. В этом он был не одинок… Пока я ЕХАЛА, люди в радиусе как минимум двадцати метров перестали заниматься конькобежным спортом, фигурным катанием, общением, и вообще всем тем, чем они там себе занимались, и когда я таки затормозила, стали одобрительно ржать, а некоторые даже аплодировать.
Чадо воспользовался многолюдностью и обращенным в нашу сторону вниманием, чтобы приблизиться. А когда приблизился, обнял, и я чуть не расплакалась от обиды - что ж ты – говорю, - так над собственной мамой издеваешься, а? Постояли, помирились, посовещались, решили, что пора уже пойти куда-нибудь перекусить, но напоследок мне все-таки придется отпустить ограду из задеревеневших рук. Что ж, надежное, добротно сбитое, устойчивое, прибежище, спасибо за время проведенное вместе, за твое крепкое неживое плечо, спасибо и прощай…
Не помню следующий отрезок. Кажется, мне все-таки удалось преодолеть несколько метров до прорезиненного настила самостоятельно. Кажется, потом мы с ребенком переобулись и я на слабых своих ногах, испытавших сначала все ужасы общественного катка, а теперь отвыкших от твердой нескользящей поверхности, делала первые шаги - опасливо, как младенец.
Мне не хотелось больше думать о технической стороне вопроса, но нравилось то, что я испытываю. Это было ощущение, что свершилось нечто экстраординарное, что теперь всё пойдет по-другому, заиграет необычными красками. Это была уверенность, что закончились будни и настает вечный неугасаемый праздник. Главное подкидывать дрова в топку, подбрасывать себе новые варианты времяпрепровождения, идеи досуга; разрабатывать новую культуру будней. И пошло поехало: я буду ходить по театрам, стану разбираться в жанрах и разглагольствовать о сильных и слабых сторонах актеров. Я стану посещать, как в американских фильмах, бары и надираться там до чертиков, чтобы потом, по пути домой петь песни во все горло и не помнить себя от счастья. А в следующие выходные пойду на мастер-класс скульптуры, а потом запишусь на танго или сальсу, а в следующем году я может быть уже, наконец, съезжу за границу - лучше по нестандартной какой-нибудь путевке с экстремальным уклоном. А ещё хочу байк, сноуборд, водный мотоцикл… «Огогого!!!!» – восхитилась я и тут же испортила все традиционным сомнением – «Получится ли?».
- Мама, мам!!!
-А?
- загадай желание.
- А можно не одно? Можно много?
- ага!
- окей, уже загадала.
- а теперь смотри туда
Я повернулась в направлении, куда указывал сын. Это была летняя сцена на выходе из парка, над которой горела крупная и яркая надпись:
ВСЁ СБУДЕТСЯ!

?

Log in

No account? Create an account