Previous Entry Share Next Entry
Физический труд облагораживает
bewilder_you
Не зря говорят: физический труд облагораживает. Особенно тех, кто до того занимался только интеллектуальным.
Сторонники идеи, что деревенский ребенок априори не может сложиться в будущем как интеллектуал – ошибочно. Просто такому ребенку, как правило, не хватает в детстве книг и навыков тренировки мозга. В аналогичной ситуации находятся дети, выращенные в тепличных условиях ухода и одновременного прогрессивного интеллектуального развития. Им и сырник разжуют и колготочки подтянут, только не отвлекайся от раскраски, книжки, конструктора. Ты должен быть умным, а иначе в жизни тебя не ждет ничего радужного.
Но на чистой теории еще никто не умнел. Человек должен испытывать неудобства, муки и боль, и одновременно иметь словарный запас, чтобы все это облечь в мысли и строчки. Необходимо не только знание истории, но и опыт жизни окружающих, чтобы делать выводы. Неудобства и муки одаривают человека терпением и усидчивостью, боль – способностью к сочувствию, эмпатии, а знания позволяют дойти до того, что все циклично, бессмысленно, но обязательно к проживанию.
В любом вопросе я придерживаюсь идеализированного мнения, что хороша только «золотая середина». Точка, где сходятся черное и белое, является максимально подходящей для формирования аналитического мышления, да и вообще, мышления. Человек учится не придерживаться одной стороны, а понимать аргументы обеих, взвешивать все за и против и, в конце концов, приходить к простейшему, казалось бы выводу, к которому мировые философы шли веками – не бывает одной непоколебимой истины.
Сколько людей, столько суждений; столько жизненных условий и случаев из личного опыта, подтверждающих индивидуальную правоту каждого отдельного мнения. Такое понимание приводит к тому, что человек замолкает, перестает пускаться в пустые споры, начинает больше думать и приходит к выводу, что все тлен, тщета, но раз уж мы здесь оказались, нужно жить. Человек, который дошел однажды путем созерцания и мышления, а также испытаний на собственной шкуре к таким заключениям, начинает прислушиваться и присматриваться. Ему интересно, как при все тех же вводных продолжают жить и радоваться другие?
Однажды он с удивлением замечает, что большинство не осознает напрасности своего существования, и что он находится на ступеньку выше по развитию, но бесконечно далек от высшей истины и по-прежнему смертен - также, как и те, кто от него отстают. Степень удаленности жизненного смысла настолько велика, что в масштабах вселенной уровень превосходства земного интеллектуала над земной «чернью» автоматически становится ничтожной.
Так человек начинает принимать и понимать любого другого представителя своего вида. Он учится жить с ним на равных, уважает простой труд, вырабатывает умение говорить на разных языках – с фермером на языке земли и растений, с алкоголиком матом, с эрудитом цитатами и демагогией, с ребенком на языке игры, с женой на языке любви и заботы. Но самое главное, что он всегда пропускает через себя не только позицию собеседника, но и обстоятельства, условия всей его жизни, в результате которого сложились его слова, версия, позиция. Он способен ПОНИМАТЬ, а значит не злиться на «позу» оппонента. Он способен к снисхождению, к осознанию того, что у всех равные шансы: тракторист может освоить нотную грамоту, поэт – построить дом, домохозяйка стать художницей, дворник - математиком. Все всё могут. И уважать человека нужно не за умения и познания, а уже только за тягу к совершенствованию, за стремление. Если эти качества есть, значит рано или поздно будет и результат.
Некоторое время мастерство у меня в институте преподавал Владимир Соловьев. Это умный, мыслящий, начитанный человек. Он не придерживался образовательных стандартов, не следовал четкой программе, учил по наитию, заставлял думать нестандартно, но… Он в то же самое время был человеком с непомерной гордыней и задранным носом. Я его боялась и часто не могла связать в ответе пары слов, заикалась и злилась на себя за мысленное удушье, за насильственную немоту, за собственноручное искажение смыслов и понятий и невозможность с этим всем справиться. Но он не поставил мне двойку на экзамене, не завалил. Поставил тройку. А дальше, вместо того, чтобы сформулировать устную оценку моим способностям и перспективам, как он проделал со всеми остальными студентами, он сказал: «Ты - зло». Это было его поражением. Он видел, что я его уважаю, но несмотря на страх, не пресмыкаюсь, как остальные. Ему хватило ума дать мне шанс на профессию, но не хватило педагогической мудрости на вскрытие моей психики и четкое соотнесение моих одаренностей с каким-либо профессиональным направлением. Тройку он мне поставил в взбешенном состоянии. Соловьеву не нравятся темные лошадки, ему нужна поверхность окружающих, чтобы чувствовать своё превосходство и культивировать собственную великолепность. Я же была топью, болотом. Он там или тонул, или топтался на спасительной кочке, поплевывая в темную воду и не умея найти способ её осушить.
Он заставил нас приобрести и прочитать, с целью дальнейшего обсуждения и признания гениальности автора, своё «Евангелие от Соловьева». Я потратила на это весь свой скромный нал, предназначавшийся на покупку хлеба в течение месяца. Я была студенткой из провинции, голодной, бедной и спасающей себя любыми путями. Я купила и прочитала его книгу не только ради сдачи экзамена, но и с желанием понять существо, вводящее меня в ступор, понять его природу. Я не смогла, не приблизилась и тоже взбесилась. Сейчас понимаю, что была не права. Я плюнула на него так же, как он на меня, вместо того, чтобы приблизиться, чему-то научиться и, возможно, научить его. Также я очень быстро забыла, о чем шла речь в его повествовании. Книжица не несет особой ценности миру, но мы все прочитали её, потому что это написал сам СОЛОВЬЕВ, это уже само по себе ценно. Так казалось. Но со временем я пришла к выводу, что свою гордыню нужно держать в узде, что она совсем не оправданна, какой бы социальный статус ты не занимал.
Человек, приравнивающий себя к герою Христа – сына Бога, но при этом не способный и не готовый признать своего ничтожества перед бытием, самоутверждающийся за счет слабых, менее образованных, низших на карьерной лестнице и пр. и пр. – такой человек застопорился на некой точке развития и больше не двигается ни вверх, ни вперед. Это признак дальнейшей ограниченности и как следствие – деградации.
Признак и доказательство богатого ума не в том, чего человек смог достигнуть, а в том, что он никогда не останавливается на этом, не успокаивается в самодовольстве и ощущении своего превосходства над большинством, а находится в вечном стремлении к более интеллектуальному меньшинству, чем он сам.
И, если уж возвращаться к детям, то, на мой взгляд, их нужно не только постоянно развивать умственно, но и бросать в жизнь, как птенцов из гнезда, которым мало видеть червяка с высоты своего наблюдательного пункта, мало теоретически понимать для чего он предназначен и почему жизненно необходим. Им нужно уметь слетать за ним, донести ношу обратно и найти в себе мудрость и сочувствие, чтобы поделиться с младшими собратьями, еще не достигшими уровня его развития.

?

Log in